Толковый Словарь Даля Доклад

Толковый Словарь Даля Доклад.rar
Закачек 3358
Средняя скорость 5355 Kb/s

Толковый Словарь Даля Доклад

Толко́вый слова́рь живо́го великору́сского языка́ (оригинальное название: Толковый словарь живаго Великорускаго языка) — словарь, составленный Владимиром Ивановичем Далем в середине XIX века. Один из крупнейших словарей русского языка. Содержит около 200 000 слов и 30 000 пословиц, поговорок, загадок и присловий, служащих для пояснения смысла приводимых слов.

В основе словаря лежит живой народный язык с его областными видоизменениями, словарь включает лексику письменной и устной речи XIX века, терминологию и фразеологию различных профессий и ремёсел.

Словарь не только даёт информацию о языке, но и о народном быте, поверьях, приметах, другие этнографические сведения. Так, например, в статье о слове «лапоть» не только охарактеризованы все типичные виды лаптей, но и указан способ изготовления; при словах «мачта», «парус» даются не только названия различных видов мачт и парусов, но объясняется и их назначение; наряду с флотскими названиями, заимствованными из голландского и английского языков, даются и названия, возникшие и употреблявшиеся на Каспийском и Белом морях. В статье о слове «рукобитье» объясняется сложный свадебный обряд и целый ряд связанных с ним обычаев, характерных для свадьбы в старом крестьянском быту.

За первые выпуски словаря Даль получил в 1861 году Константиновскую медаль, а в 1868 году он был избран почётным членом Академии наук и удостоен Ломоносовской премии.

1. Структура и состав

Словарь не является нормативным, в нём практически отсутствует стилистическая характеристика лексики (только пометы диалектизмов местного употребления), грамматические указания, нет отбора лексики. Даль приводит множество примеров использования слов, но не даёт развёрнутых определений.

Словарь составлен по алфавитно-гнездовому принципу. Такой метод способствует раскрытию словообразования, но вызывает и трудности: порой не ясно, где именно следует искать какое-то конкретное слово. Гнездовая система, впрочем, проведена недостаточно аккуратно: порой сведены вместе слова лишь созвучные, а не родственные; иногда же родственные разделены на несколько статей.

  • В одно гнездо были объединены слова:
    • акт, актёр, акциз, акция
    • простой и простор
    • тлеть и тло
    • колеть и кол
  • Не объединёнными в одно гнездо оказались слова:
    • дикий и дичь
    • знак и значок
    • круг и кружить

В 3-м и 4-м изданиях редактор (Бодуэн де Куртене) частично перестроил структуру подачи материала, что облегчило пользование словарем, но нарушило авторскую систему.

Даль включил также в словарь несколько слов, которые он сам придумал для замены заимствований: «сглас» вместо слова «гармония», «живуля» — «автомат», «ловкосилье» — «гимнастика». По выходе словаря такая «подделка» была обнаружена. В статье под названием «Ответ на приговор» Даль вынужден был сознаться, что в его словаре присутствуют «слова, не бывшие доселе в обиходе».

2. История создания

3 марта 1819 года… мы выпущены в мичмана, и я по желанию написан в Чёрное море в Николаев. На этой первой поездке моей по Руси я положил бессознательно основание к моему словарю, записывая каждое слово, которое дотоле не слышал [1] .

Один из бывших министров просвещения (Кн. Шихматов), по дошедшим до него слухам, предложил мне передать академии запасы свои, по принятой в то время расценке: по 15 коп. за каждое слово, пропущенное в словаре академии, и по 7½ коп. за дополнение и поправку. Я предложил, взамен этой сделки, другую: отдаться совсем, и с запасами, и с посильными трудами своими, в полное распоряжение академии, не требуя и даже не желая ничего, кроме необходимого содержания; но на это не согласились, а повторили первое предложенье. Я отправил 1000 прибавочных слов и 1000 дополнений, с надписью: тысяча первая. Меня спросили, много ли их еще в запасе? Я отвечал, что верно не знаю, но во всяком случае десятки тысяч. Покупка такого склада товара, сомнительной доброты, по-видимому не входила в расчет, и сделка оборвалась на первой тысяче [2] .

За неделю до смерти, прикованный болезнью к постели, В. И. Даль поручает дочери внести в рукопись словаря, второе издание которого он готовил, четыре новых слова, услышанных им от прислуги [3] .

53 года жизни Владимир Даль составлял словарь.

  • 1-е издание Общества любителей Российской словесности, М., в типографии А. Семена, 1863 (т. 1), в типографии Лазаревского института восточных языков, 1865 (тт. 2, 3), в типографии Т. Рис, 1866 (т. 4) [4] .
  • 2-е, «исправленное и значительно умноженное по рукописи автора» «издание книгопродавца-типографа М. О. Вольфа», Спб.—М., 1880, 1881, 1882, 1882.
  • 3-е, «исправленное и значительно дополненное издание, под редакциею проф. И. А. Бодуэна-де-Куртенэ», издание «поставщиков Двора ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА» (так указано только в т. 1) товарищества М. О. Вольф, Спб.—М., 1903, 1905, 1907, 1909. В словарь было введено не менее 20 000 новых слов, в том числе вульгарно-бранная лексика (в четвёртом томе). За свои дополнения редактор был подвергнут жёсткой критике, в советское время «Бодуэновский словарь Даля» не переиздавался [5] .
  • 4-е, под редакцией И. А. Бодуэна де Куртенэ, Спб., 1912—1914 (повторение предыдущего издания).
  • 7-е, посвящённое 175-летию со дня рождения В. И. Даля, отпечатано фотомеханическим способом с издания 1955 года, которое, в свою очередь, было набрано и напечатано со второго издания 1880−1882 гг. Тираж 200 000 экз. Т. 1-4. — М.: Русский язык, 1978. [6]

4. Владимир Даль о словаре

Составитель словаря не укащикъ языку, а служитель, рабъ его… [7]

…Это не есть трудъ ученый и строго выдржанный; это только сборъ запасовъ изъ живаго языка, не изъ книгъ и безъ ученыхъ ссылокъ; это трудъ не зодчаго, даже не каменщика, а подносчика его; но трудъ цѣлой жизни… [7]

Общие определения слов и самых предметов и понятий — дело почти неисполнимое и притом бесполезное. Оно тем мудрёнее, чем предмет проще, обиходнее [3] .

Реферат — Литература

Другие рефераты по предмету Литература

Московский государственный университет

приборостроения и информатики.

Реферат на тему:

Выполнила: студент 1го курса

3. Толковый словарь живого великорусского языка.

4. Место и роль Толкового словаря В. И. Даля в истории русского языкознания.

5. О словаре и его авторе.

7. Список литературы.

Самым известным и читаемым словарем русского языка на протяжении уже многих десятилетий был и остается «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля. Это не просто справочное издание, подобия которого создаются и переиздаются ежегодно в связи с обновлением словарного состава русского языка. Этот словарь — результат многолетней работы великого знатока Русского Народного Слова, ставший практически энциклопедией русской жизни Х1Х века. И ценность его с годами только возрастает. Адресованная юным читателям — ученикам 1-7 классов, книга «Дар Владимира Даля» призвана привить детям любовь к родной речи, помочь осознать уникальность и неповторимость народных слов и выражений, развить языковое чутье, расширить словарный запас и научить яркой, образной, грамотной речи. Книга «Дар Владимира Даля» состоит из нескольких частей, последовательно рассказывающих о необычной, полной неожиданных поворотов и событий жизни Даля, об истории создания «Толкового словаря живого великорусского языка», о его составе и своеобразии. В ней собрано множество интересных рассказов и историй о значении, происхождении, толковании слов и народных выражений. Книга знакомит школьников с бытом и нравами простого трудового люда середины Х1Х века, с их обычаями, буднями и праздниками, поверьями и приметами. Он узнает, во что одевались и какими предметами пользовались ежедневно его сверстники 150 лет назад и как они называются теперь. Это действительно увлекательное чтение и поэтому не раз еще ребенок снимет эту книгу с книжной полки. Написанная настолько живо и увлекательно, оформленная большим количеством репродукций с картин и рисунков русских художников, книга «Дар Владимира Даля» станет оригинальным подарком школьнику на любой праздник, надолго займет его внимание, и, возможно, станет любимой книгой для семейного чтения.

История создания словаря.

В Москве, на Большой Грузинской улице, стоит в глубине двора старинный, конца 18-го века, дом. В доме этом жил замечательный человек, писатель, этнограф, лингвист, учёный Владимир Иванович Даль.

Тот самый Даль — автор «Толкового словаря живого великорусского языка» -книги, которая, несмотря на множество современных словарей, не потеряла актуальности и сейчас.

Владимир Иванович родился в Луганске в 1801 году, в семье немецкого врача Иоганна Даля, считавшего Россию своей родиной и даже подписывавшегося «Иван Матвееф сын Даль». Иоганн Даль владел восемью языками, а мать Владимира Даля, полунемка, урождённая Фрейтаг — четырьмя.

В 13 лет Владимир был отдан в морской кадетский корпус, и в 1816 году уже был произведен в гардемарины. В 1825 году он оставил службу и отправился в Дерпт, где закончил медицинский факультет Дерптского университета и вскоре приобрёл известность как хирург-окулист. А далее — служба армейским врачом, затем — чиновником для особых получений в Оренбурге. Уже тогда за этнографические и исторические работы Российская Академия наук избирает его своим членом-корреспондентом.

Какова бы ни была его служба, главной оставалась постоянная, кропотливая работа по собиранию слов русского языка. Это была своего рода страсть. Владимир Иванович был современником Пушкина, очень дорожил встречами с ним. Пушкин прочёл и одобрил труд молодого, автора «Русских сказок», а узнав о собирании Далем слов, рекомендовал ему заняться составлением словаря. Так Пушкин определил значение трудов Даля. Даль присутствовал при кончине Александра Сергеевича, стараясь, как врач, облегчить страдания больного. Наталья Николаевна, жена поэта, подарила Далю простреленный сюртук и перстень с изумрудом, который Александр Сергеевич считал своим талисманом.

Тяготение к слову Даль испытал очень рано: ещё в 1819 году он стал заносить в записную книжку заинтересовавшие его слова, выражения, обороты. Народный язык очень пр�

В И Даль создатель первого русского толкового словаря.doc

2. Глава I. Долгая дорога к великому русскому языку. Жизненный путь В.И. Даля.

3. Глава II. Вечная память со словарем. Новый подход В.И. Даля в практике составления словарей.

4. Глава III. Особенности построения “Словаря живого великорусского языка”.

6. Список литературы

Выбранная тема представляется актуальной, так как, «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля — явление исключительное, и в некотором роде, единственное. Он своеобразен не только по замыслу, но и по выполнению. Другого подобного труда лексикография не знает. Создатель его не был языковедом по специальности. О себе и своём словаре В.И. Даль говорит: «Писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает дело лучше других, а кто более других над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка».

1. Узнать, как В. И. Даль шёл к великому русскому.

2. Узнать о новом походе В.И. Даля в практике составления словарей.

3. Узнать о особенностях построения «Словаря живого великорусского языка».

Для достижения поставленных целей нужно выполнить следующие задачи:

1. Изучить биографию В. И. Даля, познакомиться с его работами в других областях.

2. Ознакомиться с отношением В. И. Даля к русскому языку, узнать как он шёл к составлению великого словаря.

4. Изучить особенности построения «Словаря живого великорусского языка».
Глава I. Долгая дорога к великому русскому. Жизненный путь В.И. Даля.

Если спросить простого человека, кто такой Даль, он тут же ответит: автор «Толкового словаря живого великорусского слова». Человек более искушённый в делах литературных добавит: «А ещё он автор замечательного собрания русских народных пословиц, поговорок, афоризмов, присловий, загадок, поверий».

Мы так прочно связывали имя Даля со словарями, что не подозревали подчас, каким удивительно разносторонним был этот человек. Делу русского языка так же самоотверженно, как и Даль, служил разве что только А.С. Пушкин. И всё же, сравнивая этих великих людей, нельзя не сказать о том, что даже Пушкину Даль раскрывал тайны исконно русского языка. Один из современников Пушкина вспоминает, как тот с удовольствием называл свой сюртучок, подаренный Далем, «выползиной». Казалось бы, откуда это слово? Оказывается, «выползиной» называли вначале шкуру, из которой выползало животное, покинув её, как это делают гусеницы или змеи. Впоследствии так стали называть костюм, в котором человек выходил из дома. В сюртучке — подарке Даля Пушкин стрелялся на дуэли с Дантесом. После того как великий поэт умер буквально на руках Владимира Ивановича, тот забрал сюртучок с дыркой от пули себе на память.

К русскому языку, к своему знаменитому словарю В.И. Даль шёл долго. Не все знают, что он пробовал свои силы в литературном творчестве. Повести, различные работы по ботанике, зоологии, офтальмологии собраны для публикации многотомного собрания сочинений, но, к сожалению, пока вышли только три тома, и неизвестно, станут ли эти работы известными широкому кругу россиян так же, как его «Словари» и сборники пословиц.

В.И. Даль родился 10 (22) ноября 1801 г. в городе Лугани в семье врача, датчанина по происхождению. «Прадеды мои по отцу были датчане и отец датчанин,» — писал в автобиографии В.И. Даль, но сам себя он относил к русским: «Кто на каком языке думает, тот к тому народу и принадлежит. Я думаю по-русски».

Детство Даля прошло в Николаеве: туда отца перевели на должность главного доктора Черноморского флота. В многодетной семье Даля воспитанием детей занималась мать Юлия Христофоровна, свободно говорившая на пяти языках, хорошо знавшая литературу. Неудивительно, что учителей, кроме математика и художника, не нанимали.

В 13 лет по настоянию отца Владимир поступил в Морской кадетский корпус в Петербурге, где за пять лет получил отменные знания по астрономии, геодезии, фортификации, навигации, географии, иностранным языкам, механике и многим другим дисциплинам.

Пришлось испытать и всю тяжесть казарменной дисциплины, муштры и ограничения личной свободы. Учился В.И. Даль успешно, но уже в этот период он стал обращать внимание на значительный отрыв изучаемой в корпусе русской грамматики от русской разговорной речи. «Ещё в корпусе, — рассказывал В.И. Даль, — полусознательно замечал я, что та русская грамматика, по которой учили нас с помощью розог, ни больше ни меньше, как вздор на вздоре, чепуха на чепухе. Конечно, я тогда ещё не мог понимать, что русской грамматики и до сих пор не бывало, что та чепуха, которую зовут «русской грамматикой», составлена на чужой лад, сообразно со всеми петровскими преобразованиями: неизученный, неисследованный в его законах живой язык взяли да и втиснули в латинские рамки, склеенные немецким клеем».

Получив чин гардемарина, который тогда считался офицерским, В. Даль в 1817 г. участвовал в морском походе на бриге «Феникс», посетил и Данию, и Копенгаген и все исторические достопримечательности рассматривал как любой иностранец.

Русских юношей принимали ласково. Кормили сластями.

Их принимал и настоящий принц — Христиан. Принцу доложили, что отец Даля — датчанин, тридцать лет назад уехавший в Россию. Принц обратился к Далю по-датски. Даль отвечал по-французски, что датского языка не знает.

Даль ходил по узким улицам острокрыших домов, он слышал датскую речь вокруг. Даль ходил по земле своего отца, своих предков.

Он твердил себе: «Это моя родина, мой язык». Глазам и ушам было интересно. Сердцу прохладно.

Князь Ширинский-Шихматов посадил Даля в коляску, повёз по Копенгагену. Они стучались в чужие дома, искали людей по фамилии «Даль» — родственников. Дали-однофамильцы оказались чужими, родственников не находилось. Князь огорчился. Даль радовался. Они были чужими — однофамильцы, а не родственники.

Даль хотел домой. Дом был там, за морем. Дания была родиной предков. Не его родиной.

Флотская служба сначала на Чёрном, затем Балтийском морях продолжалась шесть лет. Не удовлетворённый ею, в 1825 г. Даль вышел в отставку и в начале 1826 г. поступил на медицинский факультет Дерптского университета.

Уже стал легендой рассказ о том, как по пути на юг, морозным вечером В.И. Даль услышал, что ямщик из Новгородской губернии, поглядывая на небо, сказал: «Замолаживает». Для В. Даля слово было непонятно по смыслу, поэтому он переспросил ямщика: «Как замолаживает?» И услышал разъяснение: «А это по-нашенскому, значит, что потеплеет скоро, запасмурнеет». Несмотря на лёгкий мороз, Владимир выхватил из кармана записную книжку и окоченевшими от холода руками записал корявым почерком: «Замолаживать — иначе пасмурнеть — в Новгородской губернии значит заволакиваться тучами, говоря о небе, клониться к ненастью».

Именно тогда Даль вдруг даёт себе зарок на всю дальнейшую жизнь: стать исследователем народной жизни во всех её проявлениях.

Чем же вознамерился заниматься Даль?

Собирать по пути все названия местных урочищ, расспрашивать о памятниках, преданиях и поверьях, с ними соединённых.

Разузнавать и собирать, где только можно, народные обычаи, поверья, даже песни, сказки, пословицы и поговорки и все, принадлежит к этому разряду.

Вносить тщательно в памятную книжку свою все народные слова, выражения, речения, обороты языка, общие и местные, но неупотребительные в так называемом образованном нашем языке и слоге. «

От своего выбора Даль не отступится все последующие 53 года, вплоть до кончины.

Дерптский университет Даль закончил досрочно, защитив диссертацию по хирургии черепа и глаз, получив ученую степень доктора медицины.

В 1828 году началась русско-турецкая война, и медик был направлен в действующую армию. В. И. Даль любил бывать среди солдат, записывал слова и пословицы, которые услышал в первый раз. «Нигде это не было так удобно, как в походе, — вспоминал он впоследствии. – Бывало, на дневке где-нибудь соберешь вокруг себя солдат из разных мест, да и начнешь расспрашивать, как такой-то предмет в той губернии зовется, как в другой, как в третьей; взглянешь в книжечку, а там уже целая вереница областных речений».

В голове Даля прорисовывалась, закрашивалась в разные цвета своя карта Земли русской. Закрашивалась не по рельефу местности, а по различиям в языке. Одно слово в разных местах имеет разный смысл: калуга – по-тверски и по-костромски – топь, болото; по-тульски – полуостров; по-архангельски – садок для рыбы; по-сибирски – вид осетра или белуги; и наоборот – в каждой области есть свои слова, особые. У псковских: крапива – стрекава. У вологодских: глядильцо – зеркальце. У архангельских: выступки – башмаки. У калужских: шавырка – ложка.

Даль знал, как говорят во всей Руси великой, какие где живут слова и как их произносят.

Как-то встретились Далю два монаха с кружкой – сборщики на церковное строение.

Какого, батюшка, монастыря? – спросил Даль того, что помоложе.

Даль улыбнулся: ох уж этот «родимый» — в любой сторонке выдаст исконного ярославца.

А сам не ярославский ли? – продолжал допытываться.

Монах покраснел, смутился:

Нету-ти, родимый, я тамодий, соловецкий.

Снова «родимый» и вдобавок эти неповторимые «нету-ти», «тамоди»!

Зря томишься, батюшка! Все знаю! Из Ярославской губернии будешь, Ростовского уезда…

Не погубите! – Монах упал Далю в ноги. Он оказался беглым вором, переодетым.

В 1828 году Даль был назначен ординатором военно-сухопутного госпиталя в Петербурге. Несмотря на незаурядные врачебные способности, он не чувствовал глубокого призвания к медицине, поэтому вскоре он вышел в отставку с военной службы.

К этому времени у В. Даля накопился огромный материал записей устного народного творчества. В свободное от врачебной практики время, он начал литературно обрабатывать записанные сказки, притчи, анекдоты. Первая его книга “Русские сказки”, была благосклонно принята читателями, однако вскоре запрещена по вздорным цензурным придиркам. Понимая, что в дальнейшем печататься под своим именем будет затруднительно, Даль решил укрыться под псевдонимом. Через год выходит первая из четырех “Былей и небылиц Казака Луганского”. В этом псевдониме легко угадывается воспоминание о Лугани – родине Даля, где он на свет родился, а вот Казак – только ли от того, что по его собственным словам, “не слезал почти три года с казацкого седла”? Не оттого ли, что вольный казак – “не раб, не крепостной” (его толкование), что вольный – “независимый, свободный, самостоятельный”, не оттого ли, наконец, что, терпи, казак, атаманом будешь”?

Имя Даля быстро стало знаменитым. Владимир Иванович входит в литературу как прекрасный бытописатель, тяготеющий к очерковым зарисовкам. Он знакомится с А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, другими литераторами, художниками, учеными.

За свою жизнь писатель В.И. Даль создал множество произведений, среди них рассказы, повести, очерки, сказки, бывальщины, большей частью написанные в духе натуральной школы. Полное собрание сочинений В.И. Даля насчитывает 10 томов. Как писатель он был достойно оценен критикой, и его имя вошло в историю русской литературы.

Некоторые этнографические зарисовки В.И. Даля о тяжелой жизни солдат, крестьян были расценены цензурой как скрытая насмешка над общественным строем. Владимир Иванович был арестован, но заступничество В.А. Жуковского спасло его от расправы.

В 1833 году Даль окончательно оставляет военно-медицинскую службу и поступает чиновником особых поручений при канцелярии оренбургского губернатора В.А. Перовского. В течение многих лет он выполняет сложные, а порой и секретные поручения губернатора, в том числе, устанавливая связи с иноверцами и раскольниками. Отчеты В.И. Даля о проделанной работе высоко оценивались в Петербурге.

В Оренбургском крае Даль познакомился с А.С. Пушкиным, путешествовавшим по пугачевским местам для сбора материала о восстании Пугачева. А.С. Пушкин дорожил дружбой с В.И. Далем. После ранения Пушкина на дуэли Даль находился у постели, слышал его последние предсмертные слова.

В Оренбурге Владимир Иванович организовал зоологический музей, собрал ценные коллекции по флоре и фауне края, за что в 1838 г. был избран членом-корреспондентом Академии наук по классу естественных наук. Но вместе с этим Даль жаждет продолжить давно начатое дело: собрать материалы для своего словаря живого великорусского языка. Конечно, Оренбург – окраина империи, страшная глухомань, зато здесь раздолье собирателю народных изречений. Народ съехался сюда со всей матушки – Руси, а в казачьих войсках, помимо русских, служили башкиры, калмыки, татары, мордва. Помимо новых слов Даль записывал песни, сказки, загадки, поверья. Ходил по домам, расспрашивал о дедовских обычаях, о старинных ремеслах. А все услышанное и увиденное записывал в тетрадочку. За семь лет службы в оренбургском крае таких тетрадей скопилось несколько ящиков.

В 1940 году оренбургского военного губернатора В.А. Перовского перевели в Петербург и назначили министром внутренних дел. Даль последовал за своим покровителем. Последующие восемь лет были заполнены не только службой, но и обработкой обширного материала.

В сентябре 1845 в доме у Даля прошло первое заседание Русского географического общества. По замыслу Владимира Ивановича, оно должно было всячески способствовать собиранию памятников быта и словотворчества. Вскоре во все концы России был разослан “Этнографический циркуляр” – руководство для описания “местных обрядов, поверий, рода жизни, семейного и домашнего быта простолюдина, притчи, сказки, скороговорки, причитания думы… простолюдинов язык в выражениях своих, оборотах, слоге, складе и в словах”. И вскоре в столицу потекли ручейками подобные материалы, сливаясь в полноводную реку.


Статьи по теме