Рассказ о Тихомирова Длинноухий

Рассказ о Тихомирова Длинноухий.rar
Закачек 2082
Средняя скорость 7800 Kb/s

Рассказ о Тихомирова Длинноухий

С утра прошел дождь. Алешка прыгал через лужи и быстро-быстро шагал. Нет, он вовсе не опаздывал в школу. Просто он еще издали заметил синюю шапочку Тани Шибановой.

Бежать нельзя: запыхаешься. А она может подумать, что Алешка бежал за ней всю дорогу.

Ничего, он и так ее догонит. Догонит и скажет… Только вот, что сказать? Больше недели как поссорились. А может, взять да и сказать: «Таня, пойдем в кино сегодня?» А может, подарить ей гладкий черный камушек, который он привез с моря?

Алешка вынул его из кармана. На камушке была прожилка — ровная и тоненькая, как белый поясок. А вдруг Таня скажет: «Убери, Вертишеев, свой булыжник. На что он мне нужен?»

Алешка сбавил было шаг, но, взглянув на синюю шапочку, вновь заторопился.

Таня шла себе преспокойно и слушала, как машины шуршат колесами по мокрой мостовой.

Вот она оглянулась и увидела Алешку, который как раз перепрыгивал через лужу.

Она пошла потише, но больше не оглядывалась. Хорошо бы он догнал ее возле вон того палисадника. Они пошли бы вместе, и Таня спросила бы: «Не знаешь, Алеша, почему у одних кленов листья красные, а у других — желтые?» Алешка посмотрит-посмотрит и… А может, он и не посмотрит совсем, а буркнет только: «Читай, Шиба, книжки. Тогда все знать будешь». Ведь поссорились…

За углом большого дома была школа, и Таня подумала, что Алешка, пожалуй, и не успеет догнать ее. Нужно остановиться. Только ведь не встанешь просто так, посреди тротуара.

В большом доме был магазин «Пиджаки и брюки». Таня шагнула к витрине и принялась разглядывать манекены.

Алешка подошел и стал рядом. Он все же немного запыхался. Таня посмотрела на него и улыбнулась. На витринном стекле было хорошо видно ее отражение. Алешка постарался дышать ровнее, но она опять улыбнулась. «Сейчас что-нибудь сказанет», — подумал Алешка и, чтобы опередить Таню, проговорил:

— А-а, это ты, Шиба… Здравствуй…

— Привет, Вертишеев, — бросила она.

Алешка быстро зашагал дальше, а Таня задержалась у витрины.

Олег Николаевич Тихомиров (16 ноября 1934 — 29 сентября 2012) — русский советский детский писатель. Писал рассказы о Москве, о природе, очерки о мореплавателях, детские рассказы и повести.

Олег Николаевич Тихомиров

После окончания университета работал редактором в книжном издательстве, корреспондентом в газетах.

Писал для детских журналов, в частности для Мурзилки. С этим журналом у Тихомирова была давняя дружба.

16 ноября 1934 — 29 сентября 2012 г.

Видео с творческого вечера 6 июня 2007 года. Олег Тихомиров читает свой рассказ «Труба телефонная». Это первый рассказ писателя,опубликованный в «Мурзилке».

Олег Николаевич написал для детей более двадцати книг. Когда он встречается с читателями, ребята нередко задают вопрос: «Как вы стали писателем?»

Кажется, простой вопрос, но ответить на него нелегко. А как вы думаете, есть ли что-то общее у писателя, живописца и композитора? Каждый из них видит и воспринимает жизнь по-своему, а затем показывает её в художественных образах. Это отражается в книгах, картинах, музыке. Получается, что работа у них разная, но все они художники, люди, у которых – должны быть сильные чувства, наблюдательность, большая фантазия и, конечно, врождённые способности. Сказать коротко – художник всё пропускает через своё сердце, глаз и воображение.

– В школе, – рассказывает Тихомиров, – мне понравилась одна девочка. И вдруг (как это получилось?) я стал писать ей стихи. Наверное, они не были стихами высокого качества, но девочке пришлись по вкусу. Ведь я писал в них, какая она особенная и как она мне нравится. Вместе с тем при написании этих «стихов», независимо от моего хотения, шла большая работа над словом. Надо было и рифму подобрать, и сохранить нужный размер в строке, чтобы стихи не вышли корявыми. Это, конечно, ещё нельзя назвать писательским трудом, но это было каким-то крошечным приближением к нему, первыми шажками в том направлении…

После университета Тихомиров был редактором в книжном издательстве, корреспондентом в газетах. Часто пишет для детских журналов. Почему именно для детских? Олег Николаевич считает, что самая интересная жизнь – у детей. Каждый день у них происходят какие-либо открытия. Дети иначе видят мир, чем взрослые: он у них чище, интереснее, более радостный. Ребята вечно что-то выдумывают, затевают, фантазируют. С этим связана и первая книга Тихомирова – называлась она «Фокусники».

Среди его работ немало книг, посвящённых русской истории. Дорого сердцу то, что хорошо знаешь. В своё время писатель перечитал множество исторических книг, а работая в редакциях, объездил с командировками всю страну.

У Олега Николаевича с «Мурзилкой» давняя дружба. Его весёлый рассказ «Труба телефонная» был у нас напечатан тридцать лет назад. С того времени писатель частый гость на страницах журнала. Читатели «Мурзилки» знакомились с такими его работами: повестью «В замке королевы Махаон» и рассказами о Москве, сказками «Из волшебного букета» и рассказами о природе, с повестью «Китёнок Финя» и очерками о мореплавателях… Запустил он в журнал и полюбившуюся ребятам Сороку-завирушку, которая «приносит на хвосте» разные новости-небылицы.

Однажды он принёс в редакцию наконечник от копья, которому свыше шести веков.

– Может быть, – сказал Олег Николаевич, – с этим копьём выходил русский воин на Куликово поле. Может, копьё это, как и тысячи других, обратило в бегство несокрушимую дотоле конницу Мамая…

– Откуда у вас такой наконечник?

– С Владимирщины. Из села Малые Всегодичи, куда я уезжаю на лето.

– Не скучно в наше время жить в селе?

– Скучать некогда. Там я работаю то за письменным столом, то – в саду. Хожу за ягодами и грибами. А ещё есть у меня друг – пёс Лопушок. Скажу ему «Здравствуй», он подаёт левую лапу. Скажу «Привет» – протягивает правую.

Как Колумб открывал Америку

Вообще-то Христофор Колумб и не собирался открывать Америку. Это произошло случайно, как и многие другие открытия. Великий мореплаватель считал, что нашёл короткий путь в Индию. (Кстати, до сих пор коренных жителей со времён Колумба зовут индейцами, а большая группа островов между Северной и Южной Америкой на картах обозначена как Вест-Индия.) Но ещё задолго до Колумба берегов Америки достигали на своих ладьях норманны (так в далёкое-далёкое время называли племена «северных людей). Только о тех удивительных плаваниях было забыто…

Испанский король Фердинанд был человек недоверчивый. Вот и сейчас, прочитав переданное ему письмо, он молвил:

— Какой вздор! — И хотел было бросить бумагу в камин, но в последний момент что-то удержало его.

Он перечитал письмо ещё раз. Задумался. «Вздор. Но почему. А что, если это…» Было над чем поломать голову. В письме сообщалось, что некий капитан по имени Христофор Колумб предлагает провести корабли к берегам Индии по самому короткому морскому пути. Причём корабли будут двигаться не на восток, а на запад.

Король хорошо знал, как богата Индия. Оттуда везли золото, серебро, драгоценные камни и разно­го рода пряности, которые в Европе ценились очень высоко. Но слишком долгим был путь в Индию, что находится далеко на Востоке. Ах, если бы она была поближе! И мыслимо ли попасть туда, двигаясь в западном направлении. Уж не сумасшедший ли этот Колумб? А может, он авантюрист — получит денежки на плавание и скроется вместе с кораблями? Потом попробуй поищи его по всему свету. А если капитан прав? Как пополнится тогда казна Испании!

И Фердинанд распорядился, чтобы Колумба поскорее доставили к нему.

— Расскажи мне о себе, — проговорил король после того, как по его приказу все, кроме Колумба, вышли из комнаты.

— Родился я в Генуе. Плавать начал с четырнадцати лет. С тех пор я обошёл под парусами все известные нам моря.

— И ты утверждаешь, что в Индию можно попасть, продвигаясь на запад? Как ты об этом узнал?

— Ваше величество, я видел старинную карту. Между Европой и Азией лежит океан. Если его пересечь, корабль подойдёт к восточному берегу Индии.

Колумб слукавил. Той старинной карты он никогда и в руках не держал. Но он действительно верил, что там за океаном находится Индия.

—Ты ещё кому-нибудь говорил об этом? Моряк слегка поморщился.

— Да. Правительству Венеции и португальскому королю.

— Мне не поверили. Ваше величество, если вы воспользуетесь моим предложением, в Испанию потечёт золото.

— Всё это весьма любопытно, — слегка ухмыльнулся король. — И сколько тебе понадобится кораблей? Один? Два?

— Три, ваше величество. И хорошо бы набрать побольше матросов. Кто знает, что нас будет ждать впереди. Ведь мы первые.

Помолчав, Фердинанд произнёс:

— Что ж, тебе сообщат о моём решении. А теперь ступай.

Выстрелы из пушки

Счастливый вернулся Колумб домой: наконец-то ему не отказали. Однако королевского решения пришлось ждать целых… семь лет. Но вот долгие ожидания позади, и 3 августа 1492 года три корабля — «Санта Мария», «Пинта» и «Нинья» — под командованием Христофора Колумба взяли курс на запад.

Вместе с ним отправились 90 человек. В основном это были взятые из тюрем преступники, которым сказали: король вас помилует, если, мол, вы согласитесь уйти в далёкое плавание по океану. Конечно, генуэзец не был рад такой команде, но что поделаешь: охотников отправиться в опасный путь почти не нашлось. От предстоящего путешествия отказывались даже бывалые моряки. Их можно было понять: ну, кто согласится плыть неведомо куда по открытому для всех ветров и бурь океану? И сколько будет продолжаться плавание? Возвратишься ли из него? От матросов, что были на кораблях Колумба, можно было ожидать всего. А в ту пору бунт на корабле вообще был нередким случаем. Повод для этого всегда находился. Причиной были и однообразная, скудная еда, и страх перед неизвестностью, и желание поскорее вернуться домой.

После одного из штормов матросы заявили Колумбу:

— Капитан, мы не хотим кормить рыб своими телами. Поворачивай назад.

— Потерпите ещё немного, — внушал им Колумб. — Скоро будет земля. Я слежу по карте.

— Капитан, если ты не повернёшь, мы сделаем это сами.

— Мы будем двигаться только вперёд. А первый, кто попытается сделать что-либо без моего приказа, будет убит на месте.

— Не пугай, капитан. Нас много, а с тобой лишь несколько твоих людей. Нам ничего не стоит выбросить вас за борт.

— И вы думаете, королю это понравится? — Генуэзец жёстко оглядел окружающих его матросов. — У него хватит верёвок, чтобы вздёрнуть вас. И куда вы поплывёте без капитана? Может, кто-то из вас умеет читать карту?

Последние слова подействовали сильнее угроз. Матросы понуро разошлись. Хотя такие «крутые разговоры» между Колумбом и недовольными происходили ещё не раз, флотилия тем не менее уходила дальше и дальше на запад. Случалось, налетал шторм, корабли метались по волнам, как щепки.

Примерно через полтора месяца плавания по открытому океану Колумб заметил качающиеся на волнах пучки водорослей.

— Достаньте их, — вдруг приказал он.

— Уж не собирается ли капитан кормить нас этой травой? — мрачно пошутил кто-то .

Но генуэзец, внимательно рассмотрев поданный ему пучок, проговорил:

— Пресноводные водоросли. Значит, неподалёку земля.

Слова капитана всех обрадовали. С надеждой вглядывались матросы — не покажется ли там на горизонте долгожданный берег. И вот — наконец-то! — один из них закричал: — Земля!

Громыхнула пушка. Некоторые, не выдержав, пустились в пляс. Но нет, то были плотные фиолетовые облака, что низко лежали вдалеке. Ах, эти обманчивые облака —они ещё не раз будоражили уставших от бесконечного плавания людей. И каждый раз гремел пушечный выстрел — ура! вот он, берег! — но вновь убеждались моряки: напрасными были их радость и победный грохот корабельной пушки.

Появились птицы! Они садились на реи — поперечные брусья у мачт. Все понимали: вот-вот появится земля. 12 октября — на семьдесят первый день плавания — с «Пинты» раздался крик:

— Вижу землю! Вижу землю!

И опять пальнула пушка. Теперь уже выстрел грянул не зря. Это был маленький остров близ американского континента — Сан-Сальвадор. Вскоре Колумб пристаёт к берегам Кубы и Гаити.

Конечно, все эти названия островам дадут позже. Сам же мореплаватель не знал, что он открыл. Колумб был уверен, что приплыл к азиатскому материку и находится где-то возле Японии. Так он и доложил Фердинанду, вернувшись в Испанию.

Почему Америку назвали Америкой?

А что король? Он был очень доволен открытием отважного генуэзца. Колумбу устраивают торжественную встречу при королевском дворе. Все уверены, что «западный путь к Индии» проложен. Теперь и другие капитаны могут следовать этим путём.

Но Колумбу нужно довести дело до конца — доплыть до сказочно богатой страны. Он ещё три раза отправлялся через Атлантический океан, однако желанной Индии так и не увидел.

После одного из путешествий генуэзца доставляют из Америки в кандалах. Дело в том, что у Колумба появилось немало противников и завистников из числа приближённых к Фердинанду. На Колумба клевещут. Ну кто он такой? Иностранец, для него, мол, не важны интересы Испании, он предаёт их. Дорогу в Индию он хочет указать другим странам.

Тем не менее суд оправдал Колумба. И снова капитан рвётся к «индийским берегам». Кому он хочет доказать, что идея его правильна, что путь через Атлантический океан ведёт к Индии? Скорее всего он пытался убедить в этом уже не только испанского короля, но и самого себя.

Из последнего — четвёртого! — плавания Колумб вернулся в 1504 году. Здоровье его было совершенно подорвано, он плохо видел, с трудом держался на ногах. Через два года великий мореплаватель, присоединивший к Испании много открытых им островов, умер, всеми покинутый, почти в нищете.

Ещё через год итальянец Америго Веспуччи, достигший берегов Южной Америки, назвал её Новым Светом. Вскоре, уже в честь этого мореплавателя, весь континент получил имя — Америка.

Помнят ли сейчас Колумба? В Америке есть страна Колумбия, город и река с таким же названием. У испанцев в Барселоне высится огромный памятник мужественному первооткрывателю Христофору Колумбу. С высоты он смотрит в море, в ту сторону, откуда уходили его корабли. Что он видит? Бегущие волны, чаек над водой, мачты кораблей, берега «далёкой Индии»…

(Статья Олега Тихомирова «Как Колумб открывал Америку» из 1 номера журнала «Мурзилка» 2005 года.)


Статьи по теме