Рассказ о Римской Семье

Рассказ о Римской Семье.rar
Закачек 1177
Средняя скорость 9234 Kb/s

Рассказ о Римской Семье

Римская семья была не менее сложным организмом, чем институт гражданства и общества. Рим знал целых три формы брака, каждая из которых отличалась рядом юридических особенностей, и крайне простой развод. Иногда, чтобы расстаться, достаточно было письма, в котором муж сообщал жене о желании расторгнуть их отношения. Все члены семейства беспрекословно подчинялись отцу. От начала древнего Рима и до падения империи глава фамилии имел право осуществлять телесные наказания, иногда оканчивавшиеся смертью провинившегося. Он же мог выгнать на улицу нежеланных детей, обвинив их, например, в уродстве. Супруга не имела права голоса и перед лицом закона не могла оспаривать решения мужа.

На современный взгляд, семьи в древнем Риме были велики. В них входили родственники по боковым линиям до шестого колена. Глава фамилии был единоличным хозяином имени и главным жрецом родового культа. его власть над домочадцами не ограничивалась никакими законами. Обязанность же состояла в сохранении наследства и воспроизводстве семьи. если детей от законных браков не было, римлянин прибегал к усыновлению, с тем чтобы имя рода и его имущество не канули в Лету. Кровь не играла определяющей роли даже в семейных отношениях. Приемный ребенок становился равен кровному. В этом смысле Рим «усыновлял» покоренные народы, как отдельный римлянин мог усыновить чужого человека и наделить его правами наследника.

Типичная римская семья собирала под одной крышей три поколения потомков одного отца с женами и детьми, а также рабов и вольноотпущенников, сохранявших имя семьи хозяина. В среде аристократов женатые сыновья покидали дом отца, поскольку средства позволяли им жить отдельно. Однако все их имущество считалось собственностью отца и переходило к ним только после его смерти.

Брак в древнем Риме

Браки в Риме заключались сравнительно рано. Девушкам начинали подыскивать женихов с 12 лет, после 16 они уже считались перестарками. Юноши первый раз женились около 18 лет. Поскольку роды часто приводили к смерти женщин, то в среднем римлянин женился два-три раза. Свадебный обряд зависел от имущественных возможностей семьи. Рабы древнего рима, а зачастую и бедняки не вступали в юридически оформленный брак, довольствуясь устным договором. Через год совместной жизни женщина по обычаю входила в семью мужа. Богачи предпочитали торжественный ритуал с принесением жертвы в присутствии десяти свидетелей. Это был патрицианский брак, почти исчезнувший к началу империи. Чаще встречалась «покупка» жены, когда будущий муж в присутствии пяти свидетелей вручал тестю выкуп за невесту. Со времен империи восторжествовала универсальная форма свадебного обряда, которому предшествовала помолвка в доме отца невесты. В день брако-сочетания приносилась жертва, над которой молодые произносили трогательную формулу: «Где ты, Кай, там и я, Кайя», — и соединяли руки.

Детская, как и женская, смертность была очень высока. Из новорожденных выживала примерно треть. Из этого числа только каждый второй дотягивал до 20 лет. Подчас, несмотря на все старания главы фамилии обзавестись наследниками, семья оказывалась бездетной. Поэтому римляне пускались на хитрости, которые в позднейшие эпохи назвали бы аморальными. Иногда они обменивались женами: по дружбе или за деньги уступали плодовитую супругу в другую семью. Порой женились на уже беременных женщинах, чтобы точно получить потомка. Каждый родившийся ребенок не считался автоматически членом семьи, а становился им только после получения имени: мальчики — на восьмой день, а девочки на девятый. Таким образом, наименование — перенесение на человека имени и связанной с ним совокупности социальных и имущественных прав выступало как событие крайне важное. Оно определяло будущий статус гражданина.

Понравилась эта статья? Проголосуйте за нее (в самом начале страницы) или поделитесь в соц. сетях, а так же вы можете оставить свои комментарии. Будем благодарны вам!

В Древнем Риме «расширенные» семьи являлись мощным инструментом власти.

Они сопровождали историю Рима на протяжении всей ее республиканской фазы и даже императоры обязаны им очень многим. Поговорим о «gentes», самых древних и наиболее аристократических родaх Вечного города, тех, которые могли с точностью отследить свое благородное происхождение. Некоторые утверждали, что римские «джентес» являлись прямыми потомками полулегендарных племен, которые III веке н. э собрались вокруг семи холмов, на берегу Тибра.

Несмотря на все старания современной науки, до сих пор ученым полностью не удалось выяснить родовую теорию римлян. Достоверно известно, что в римских «джентес» господствовало признание происхождения и принадлежности к роду по мужской линии. Итак, членами семьи считались только те лица, которые могли доказать, что по мужской линии они произошли от признанного всеми родоначальника. Если человек мог со стопроцентной точностью выстроить всю свою родословную, из которой вытекало, что он является потомком родоначальника по мужской линии, он назывался «agnatо»; те же, кто не был в состоянии доказать родства, однако по общему признанию вел происхождение от одного из мнимых предков рода, звался «gentiles». Самые древние римские роды и семьи были исключительно патрицианскими, так как изначально плебеи, считавшиеся пришлым населением Рима, не имели родового устройства. Поэтому именно патриции составляли древнеримскую знать

Каждый древнеримский род включал в себя несколько семей — «Familiae». Римская семья была построена по расширенному типу: она включала в себя «домовладыку», его жену, детей и его родственников, а также слуг, рабов и и клиентов (clientes) — абсолютно чужих семье людей, связанных с ней некими обязательствами.

В Древнем Риме наличие семьи и детей являлось главной целью существования любого гражданина, при всем при этом отношения в семье не регулировались никакими республиканскими законами, а подчинялись античным традициям.

Из каких же членов состояла римская семья патрициев?

1. Домовладыка (Pater Familias)

Глава и кормилец семьи звался «домовладыкой». Он был бесспорным авторитетом римского патриархата, его воле должны были подчиняться все члены семьи — от детей и жены до других родственников. Власть хозяина дома была безграничной: он мог по своему расчету и желанию отдать дочерей замуж (а в Древнем Риме браки заключались, по большей степени, лишь из политических или финансовых интересов), а потом также по желанию развести их, ему позволялось продавать детей в рабство, кроме прочего он имел возможность решать, признавать или не признать своих детей.

Сыновья в римских семьях были настолько же дискриминированы, как их сестры, ведь власть домовладыки — Patria potestas — распространялась на взрослых сыновей и их семьи, лишь когда умирал их отец сыновья становились полноправными главами своих семейств.

Домовладыка единолично владел всем недвижимым и движимым имуществом семьи, при этом, даже женившись, его сыновья оставались бесправными в своей основной семье. При жизни отца никто, даже сыновья, не имели права владеть и распоряжаться какой-либо собственностью.

Именно домовладыка в патрицианских семьях передавал членство в роду.

Что касается браков, то до периода поздней Республики в Риме практиковали тип брака «cum manu»: он заключался в том, что девушка, вступая в брак, попадала под власть главы семьи мужа. Позже этот форма брака изменили на «sine manu»: здесь жена не принадлежала семье мужа, а оставалась во власти отца.

2. Женщины и Матроны

Матрона (matrona) была женой домовладыки, зачастую, фактически более влиятельной чем ее муж. Матрона имела большие права, по сравнению с ее же детьми и другими членами семьи, так как на неё возлагались обязанности по ведению хозяйства. Зависимость матроны от мужа ограничивалась имущественными отношениями: она не могла владеть и распоряжаться имуществом без разрешения хозяина дома.

Римские матроны были уважаемы и хорошо принимаемы вокруг: они были вхожи в общество, ездили в гости, принимали участие в торжествах и приёмах.

Что касается девушек на выдание — дочерей — они имели свое собственное приданое, но, как дочери и сестры должны были подчиниться воле домовладыки.

Женщины даже после замужества оставались членом своего рода, причем брака в нашем понятии в Древнем Риме не сущестовало. Брак римлян был похож на современное сожительство: жена в любой момент могла по воле отца оставить своего мужа и возвратиться к себе домой.

До формального заключения брака в Древнем Риме молодых обручали и именно в этот момент жених и невеста произносили брачные клятвы. Клятва в Древнем Риме была похожа на современную: «Согласен ли ты. » у церковного алтаря: невесте и жениху задавали вопрос, обещают ли они заключить законный брак, на что каждый из них отвечал утвердительно. В этот момент жених дарил будущей жене кольцо, надевая его на тот же палец, где его носят современные итальянцы — безымянный левой руки, а также монету.

На римских свадьбах одну из главных ролей играла распрорядительница торжества — благородная дама, которую уважали семейства брачующихся. Она приводила невесту в «зал росписи», а затем передавала ее жениху.

Церемония бракосочетания. Фото Corrillasi

После заключения брака новобрачные отправлялись в дом родителей девушки на пир. По завершению пира распорядительница снова отдавала молодую жену мужу, та же по традиции должна была театрально стонать и плакать, что символизировало нежелание девушки уходить из родного дома, где отец настолько хорошо к ней относился.

Слугами семьи могли быть даже родственники главы дома, но чаще всего это были отпрыски слуг, прислуживавших роду в течение нескольких поколений, или вольноотпущенники (освобожденные рабы). Они были полностью зависимы от Pater Familias.

4. Клиенты (Clientes)

У клиентов, входящих в римские семьи, не было кровных уз с семьей. Это были нуждавшиеся в покровительстве люди (обедневшие или потерявшие родовые связи), которых богатые патриция втягивали в дела семьи. В силу полученных от глав семей (фамилий) милостей, клиенты выполняли определенные обязательства, важные для влиятельных патрициев: сопровождали своего покровителя на Форум, обеспечивали голоса на выборах и служили на войне под его началом. Немудрено, что патриции желали привлечь как можно больше клиентов. Что касается последних, то их обязательства перед патроном фамилии передавались даже по родству — после смерти отца его дети становились клиентами покровительствующей семьи.

Клиенты и патер. Фото Circolo dei Saggi

Празднования, связанные с рождением нового члена семьи, открывались на восьмой день после его рождения и длились трое суток. После родов к роженица приходил ее отец (патрон) и определял судьбу малыша: признавал членом семьи, приказывал убить либо бросал на произвол судьбы. Если домовладелец принимал малыша, его принимал отец: именно он давал имя младенцу.

После счастливого события в дом приглашали гостей, которые несли дары малышу: как правило, это были разнообразные амулеты, защищавшие от злых духов.

Долгое время, до правления Октавиана Августа, римских новорожденных не регистрировали. Только когда дети достигали совершеннолетия и получали право носить белую тогу, они становились гражданами Рима и попадали в список граждан.

Октавиан ввел закон регистрировать новорожденных в течение месяца с даты рождения в храме Сатурна, в римской канцелярии.

Кроме рода глубокая римская древность знала еще семью. Институт familia Romana был в республиканскую и императорскую эпохи основной социальной ячейкой, тесно связанной с развивавшейся и утверждавшейся частной собственностью, и потому находился под пристальным вниманием римских юристов. Благодаря их свидетельствам современные ученые получили в свое распоряжение богатый материал. Историки права подробно описали структуру и функции римской фамилии.

Первым из специалистов по истории Рима восстановил из обломков рассказов античных авторов и юридических памятников римскую фамилию как патриархальную семью Т. Моммзен. Но он рассматривал ее в качестве элемента государственной эпохи и на самых ранних ступенях истории видел в семейных общинах зачатки государственного устройства. И. Марквардт очень подробно охарактеризовал в «Справочнике римских древностей» (где семье посвящен особый, 7-й том) структуру семьи и юридическое положение ее главы — pater familias, а также находившихся в его власти жены — in manu, детей — in patria potestate, рабов — in dominicia potestate.

В более новое время римская семья вызвала специальный интерес Р. Парибени. Но он сосредоточил свое внимание на нравственных устоях, выгодно отличающих ее, по его мнению, от семьи у других, в том числе индоевропейских народов. В изображении Р. Парибени familia Romana выглядит идеализированно как основа человеческих добродетелей. Одновременно с этой книгой писался многотомный труд К.У. Веструпа. Он занимает особое место в историографии проблемы. Его источниками являются не только античная традиция и юридические памятники, но и обширный материал по этнографии древних и современных первобытных народов. Однако этим значение труда Веструпа не ограничивается. Римская фамилия исследуется им многосторонне — как проявление общности культа, общности собственности и отцовской власти — patria potestas. Важно и то, что Веструп рассмотрел римскую фамилию исторически, в развитии, выявляя первоначальные древние ядра в более поздних юридических формулах, характеризовавших семью эпохи классического римского права.

Будучи ученым идеалистического мировоззрения, Веструп считает первичным, конституирующим фактором римской фамилии общность культа и сакральную солидарность поколений. Он выступает против идеи И. Бахофена о матриархате как об универсальной стадии развития человечества и против понимания матриархата как строя, в котором женщина занимала господствующее положение. Вместе с тем он признает наличие матрилинейной системы родства как следствие промискуитета, однако категорически относит эти явления к неиндоевропейским народам. Этот тезис, разумеется, принять нельзя, потому что он неоднократно опровергнут современными исследованиями, показавшими единство развития человеческого общества независимо от этнической принадлежности людей. Но конкретное изучение Веструпом римской семьи с отцовским правом заслуживает внимания. Прежде всего следует отметить его анализ семейной собственности в раннем римском праве, чему посвящен весь II том его монографии. Веструп высказывается Б пользу того, что первоначально существовала общая римская земля и куриальная или гентильная собственность на землю. Частная же земельная собственность появилась только при Сервии Туллии, а утвердилась ко времени законов XII таблиц. Развитие отношений собственности Веструп связывает с экономическими и географическими условиями, а носительницей этих отношений считает семью. Пользуясь сравнительным методом, он показывает, что у германских и славянских племен зерновое хозяйство и просторы полей обусловили длительное существование общей собственности на землю, в то время как отдельная семья оказывалась собственником урожая. В противоположность этому в южных странах (Греции и Италии) культивировалось виноградарство и разведение олив. Это требовало закрепления участков на длительное время за одними и теми же семьями. В этих условиях стало воплощаться право частной собственности индивидуальной семьи — domus.

Встречающийся у античных авторов термин heredium, т. е. ргаеdium parvulum, Веструп и считает обозначением наследуемой семейной собственности, тогда как земля, выделенная из ager отдельным семьям, вероятно, первоначально по истечении какого-то срока возвращалась в общину (курию или gens) для перераспределения. Веструп высказывает очень важное замечание: в противоположность pecunia, богатству семьи, произведенному личным трудом ее членов, т. е. имуществу, которым pater familias распоряжался свободно, heredium как базис семьи был первоначально неотчуждаемым патримонием. В раннем римском праве этот последний обычно фигурирует в термине ercto non cito. Исследователь не согласен с часто встречающимся пониманием этого выражения как «наследуемая, или наследственная собственность». Такой перевод зиждется на этимологии erctum


Статьи по теме